суббота, 4 июня 2011 г.

Нефтяной калейдоскоп (№26)

После пика - почему времени у цивилизации становится все меньше

Пока каждый политик на планете как заведенный повторяет заклинание - Рост, Рост, Рост, данные по добыче нефти в мире уверенно сообщают посвященным - никакого роста экономики не будет, будет сжатие, такое с каким человечество еще никогда не сталкивалось.
Мир уверенно идет к нефтяному шоку, когда цены на нефть начнут непреодолимый рост - 100, 200, 300, 400 долларов и далее...


График выше - добыча нефти и конденсата с 1995го по 2010й
Источник - Международное Энергетическое Агентство.
График вызывает серьезные сомнения в правдивости МЭА.
Хотя большинство специалистов сходятся во мнении, что мир достиг пика добычи нефти в 2005м, МЭА продолжает и продолжает проводить переоценки добычи нефти за прошедшие годы и переоценивает всегда в сторону увеличения добычи. Доказательств никаких не предоставляется, а в мае 2011го МЭА и вовсе решило засекретить данные по добыче нефти в мире.

Автор 2упоминает недавнюю статью в WSJ (см Нефтяной калейдоскоп (25).
Во первых WSJ - рупор Уолл Стрита никогда не признавал пика добычи нефти в мире. Услышать признание из финансового центра мира о том что нефть кончается равноценно признанию конца эпохи экономического роста.
В статье дословно говорится “месторождения легкой нефти во всем мире начали высыхать!!!”
Чтобы понять о каких месторождениях говорится необходимо прочитать статью “На плечах гигантов”.  Пересыхает то, на чем собственно держится современная цивилизация. Это конец эры нефти и начало конца цивилизации какой мы ее знаем со времен пирамид.

Схема “жесткой посадки” цивилизации

Снижение добычи нефти в мире означает конец эпохи роста экономики и начало эпохи сжатия, которая может продолжаться многие десятилетия.

Авторы рассматривают вариант “жесткой посадки” или даже крушения цивилизации.
Так как современная цивилизация базируется на нефти, следует рассмотреть, что происходит  после пика добычи.
Один набор причин “жесткой посадки” происходит из особенностей технологий добычи, транспортировки и переработки нефти.
Мир становится опасным, и многие скважины будут законсервированы из за событий схожих с ливийскими. Цена возобновления добычи на законсервированных скважинах очень высока и консервация скорее всего будет перманентной.
Такая же история и с нефтеперерабатывающими заводами - они могут работать только на пиковой мощности и временное закрытие завода в турбулентном мире означает не временнное закрытие, а постоянное, так как цена возобновления переработки нефти очень высока...
Очень похожая ситуация с нефтепроводами....
Наконец разведка месторождений нефти очень длительный и дорогой процесс. На примере России мы видим как легко развалить нефтеразведку - с 1989 не было открыто ни одного месторождения нефти (среднего или крупного).

Еще один набор причин для краха происходит из особенностей западной экономики, основанной на ссудном проценте.
Экономика основанная на долге и ссудном проценте не может сжиматься, она либо растет либо полностью разрушается. Механиз следующий - как только прекращается рост, невозможно становится платить ссудный процент, инвестиции и кредит для предприятий перекрывается и экономику разбивает паралич.

Но самое важное по мнению авторов, логистика. Чтобы экономика работала, должны быть работоспособны цепочки поставщиков. За время глобализации, цепочки эти были разбросаны по всему миру. Например из за аварии на Фукусиме, вызвавшей дефицит электроэнергии в Японии останавливаются сборочные заводы в Великобритании и по всему миру, потому что не из чего собирать автомобили. Производственные цепочки целиком и полностью зависят от нефти. 95 процентов мировой промышленной продукции зависит от нефти.

Еще ряд причин краха вызваны политической и социальной организацией общества. Даже после прохождения пика добычи нефти в мире практически все политики находятся в состоянии отрицания очевидного факта. Население оболваненное массовой культурой неспособно даже осознать грядущую катастрофу.
Политические и экономические механизмы ни в одной стране мира не способны противостоять надвигающемуся крушению.
Мировая система похожа на французкий самолет, потерпевший катастрофу в Атлантике. Пилоты действовали строго по инструкции и ведя к гибели себя и пассажиров.

Графики ниже - анализ причин грядущего краха.

 








Подземный дозор

Правительство сделало великое геологическое открытие – обнаружило новую угрозу для нефтегазового кошелька. Пришлось признать: при попустительстве чиновников сырьевые корпорации десятилетиями истощали недра, не задумываясь о будущем.  Государство закрывало глаза на то, что работы по разведке новых месторождений в РФ практически не велись с 1990 года. В результате за 20 лет открыли так мало природных ресурсов, что их хватит… только на один год добычи.
Геологичный шаг
На встречах «Большой восьмерки» лидеры других стран часто называют РФ «энергетической сверхдержавой». Еще бы, у нас 26% мировых запасов газа, 20% – угля, 8% – нефти. Вдобавок природа щедро отсыпала России две трети алмазов, четвертую часть никеля и олова, десятую долю золота и серебра.
Так что никакой иронии в словах про сверхдержаву нет. На фоне некоторых государств – членов клуба «золотого миллиарда» – мы смотримся неплохо. Спорный вопрос – у кого сильнее сырьевая зависимость. Например, вклад сырьевого экспорта в ВВП Норвегии – 25%, Новой Зеландии – 14%, Австралии и Канады – 10–12%. РФ в последние восемь лет держала этот показатель на уровне от 11 до 17% ВВП. Можно сколько угодно пенять на пресловутую «иглу». Но эти инъекции неплохо поддерживают бюджет на плаву. В прошлом году из сырьевого шприца накапало 53% доходов федеральной казны. Это ни много ни мало 3,92 трлн. рублей.
Хотя, кто спорит, ситуация опасная. Правительство в любой момент может остаться у разбитого нефтегазового корыта, причем беда придет откуда не ждали. Одно дело – скачки мировых цен на энергоресурсы, другое – то обстоятельство, что самым крупным месторождениям-кормильцам постепенно приходит конец.
Вкратце картина такова. По данным Минприроды, разведанные запасы россыпного золота иссякнут… уже в 2014 году. Значительных месторождений урана, меди и коренного золота не останется к 2025 году. Кроме того, заканчиваются нефть Западной Сибири и газ – Восточной. Основная житница голубого топлива, самое крупное месторождение РФ – Самотлор – истощен на 80%. Пик нефтяной добычи в «мекке черного золота» – Сургуте – пройден еще в 1980-х годах…
Тем временем новых крупных месторождений нет. Не потому что их не существует в природе, а просто не искали. «Задел для развития экономики нынешней России создан за счет советских вложений в геологию. До 1992 года объемы открываемых природных ресурсов превышали добычу. Но затем пошло лавинообразное падение работ», – рассказывает глава департамента ресурсов Минприроды Олег Майчевский.
Хуже всего дела обстоят с нефтью, запасы которой планомерно снижаются с 1994 года. «Например, в 2002 году черного золота разведали на 151 миллион тонн меньше, чем добыли. В 2004 году поставлен антирекорд – минус 223 миллиона тонн», – объясняет ректор Петербургского горного института, доктор технических наук Владимир Литвиненко.
Карты с рогатками
Картина ясна: 20 лет чиновники припеваючи сидели на кубышке, набитой открытыми при СССР месторождениями. И постепенно раздавали ресурсы «правильным людям». В результате у кого-то – миллиардные состояния, а в геологических закромах государства – шаром покати. «На данный момент розданы 90% всех разведанных ресурсов нефти, никеля и алмазов, 80% – газа, 70% – золота и платины. Причем за остатками никто не спешит. Потому что это самые мелкие месторождения. Нет даже ни одного среднего!» – объясняют эксперты Горного института.
В итоге страна запросто может оказаться в положении стрекозы, забывшей сделать запасы на зиму. Пора возвращаться к масштабному исследованию недр, но это не просто. Прежде всего было бы кому… идти в разведку. «В 1989 году геологоразведку в СССР вели 110 тысяч специалистов. В целом на развитие топливно-энергетического комплекса тогда работали 500 тысяч человек. Сейчас в системе геологоразведки осталось… 4,5 тысячи геологов. Да и работают одни пенсионеры – средний возраст сотрудника отрасли вырос с 35 лет в 1980 году до 65 лет в 2010 году», – констатирует вице-президент РАН, академик Николай Лаверов.
Вторая проблема: геологоразведка – удовольствие очень накладное. Для примера: разработка месторождений российского континентального шельфа оценивается в 520 млрд. рублей. Из них непосредственно на строительство вышек, транспортных кораблей и труб уйдет только 190 млрд. руб., а 330 млрд. – съедят разведочные работы. Они влетают в копеечку, даже когда речь идет об относительно скромных проектах. Скажем, сейсмическая разведка небольшого нефтяного месторождения на Вале Шатского (шельф Черного моря), проведенная летом нынешнего года, обошлась в 1 млрд. рублей.
Но основная проблема – не деньги и не дефицит кадров. В начале сентября самая авторитетная международная организация в нефтегазовой сфере – институт «Фрейзер» – опубликовала «Рейтинг привлекательности геологоразведочного бизнеса» в 64 странах. Россия заняла в нем… последнее место.
Причина – чиновничьи рогатки. Некоторые представители горных властей делают все, чтобы ограничить доступ к геологической информации. По словам экспертов, использование старых архивных данных и результатов бурения, собранных в ходе многочисленных экспедиций 1930–1980-х гг., позволяет снизить стоимость разведочных работ на
40–70%. Во всем мире такие данные предоставляют бесплатно, но не у нас.
«В законе «О недрах» ясно сказано: они предоставляются на возмездной основе. При этом за 13 лет, прошедших с момента принятия закона, государство не смогло определиться, что ему делать с этим богатством и за сколько его продавать. Вдобавок доступ к самым ценным картам и отчетам ограничен по режимным соображениям», – говорит источник «АН» в крупной нефтяной компании.
Результат предсказуем. Пока иные чиновники чахли над горными секретами, с подачи других бурно расцвел серый рынок геологической информации. Данными вовсю торговали из-под полы. К счастью, теперь проблема решена – месяц назад государство полностью отменило плату за геологическую информацию.
Есть и другие подвижки. По закону, если при проведении разведки частная компания невзначай наткнется на очень крупное месторождение, государство вправе изъять его в свою пользу. Это останавливает большинство инвесторов, но теперь им предложили хороший «парашют». По новым правилам, даже если недра отберут, бюджет компенсирует все расходы на разведку, плюс выплатит 100% премии за риск.
Будем надеяться – подготовленная Минприроды «Стратегия развития геологической отрасли», обещающая к 2020 г. довести масштабы исследования недр до советских показателей, не станет замком на песке. Благо неразведанных запасов хватает. По оценке института геологии РАН, в недрах страны скрывается более 100 млрд. т «условного топлива» – вдвое больше разведанных запасов. Этого хватит, чтобы полтора века согревать весь мир.